Типографика Сабины Карник

В работах иллюстратора Сабины Карник (Sabeena Karnik) из Мумбаи гармонично сочетаются каллиграфия, типографика и искусство квиллинга. Сабина создает логотипы, буквицы, декоративно-дизайнерские композиции из бумаги, обложки печатных изданий. Некоторые работы художница выставляет на продажу, с другими можно познакомиться на ее страничке в Бехансе.

Типографика Сабины Карник Continue reading

Posted in Графика, Дизайн | Tagged , , , , , , , , , , | Leave a comment

Радужный лабиринт

Радужный лабиринт

Эта красивая инсталляция была создана специально для экспозиции «Luneng Sanya Bay Light and Art Festival» в китайском Хайнане. Лабиринт, получивший название «Yuzhou» придумали дизайнеры европейской студии «Brut Deluxe», возглавляемой Беном Бушэ (Ben Busche). Стенки конструкции выполнены из прозрачных акриловых панелей высотой почти два с половиной метра, а в их поверхность врезаны геометрические элементы в виде окружностей. Эти «пузырьки» подсвечиваются разноцветными светодиодами, которые тонко смешивают оттенки, создавая у зрителя эффект погружения в некий волшебный, радужный мир. Стенки внешнего периметра лабиринта дополнительно покрыты зеркальной пленкой, которая вызывает у находящегося внутри посетителя иллюзию бесконечности.

Радужный лабиринт Continue reading

Posted in Инсталляция | Tagged , , , , , , , , , | Leave a comment

Запретные слова

Шакко составила антисловарик выставочных заголовков. Цитирую: «Это − памятка галеристу, художнику, сотруднику музея, выставочного зала − как не надо называть свою выставку. (Ну либо наоборот, универсальный конструктор, из которого за 5 сек. можно склепать попсовое название). Дело в том, что за те несколько лет, что я проработала редактором раздела выставок сайта журнала «Ваш Досуг», в РИА «Новости» и т.п., через мою рабочую почту прошло, по грубым прикидкам, тысяч пять-шесть пресс-релизов. (Потому что в Москве около 400 музеев, это не считая частных галерей − и они как-то любят открывать выставки). Когда имеешь информацию в таком объеме, поневоле видишь закономерности. Вот несколько правил, чтобы придумать нестандартное название (в примерах − реальные названия выставок). НЕ ИСПОЛЬЗУЙТЕ:

ЦИТАТЫ, особенно из стихов и песен: «В тиши природы провинции российской», «Ветер дальних странствий», «Танец длинною в жизнь», «Вот он, приют гостеприимный», «Во всем нам хочется дойти до самой сути», «Ты соткан весь из солнечных лучей, ты создан для любви, Туркменистан», «Вот и вышел человечек», «Вот девушка красивая», «И помнит мир спасенный», «Никто не забыт, ничего не забыто», «Я шагаю по Москве», «Здесь русский дух».

НАЗВАНИЯ ФИЛЬМОВ, особенно фильмов про Джеймса Бонда, даже переделанные: «Только для твоих глаз», «Скромное обаяние», «Из России с любовью», «Увидеть Париж… и жить!», «Дуэль в большом городе», «Made in Russia», «Куда приводят мечты», «Своя среди своих».

НАЗВАНИЯ КНИГ: «Потерянный рай», «Герои нашего времени», «В поисках утраченного времени», «Война и мир», «Лето господне».

ЗАЕЗЖЕННЫЕ СЛОВОСОЧЕТАНИЯ: «колыбель цивилизации», «далекое и близкое», «всегда готов», «под напряжением», «вчера, сегодня, завтра», «дарите женщинам цветы», «мы родом из детства», «дети цветов» (если только это не реально про хиппи выставка), «традиции и современность», «он и она».

Постоянно пополняющийся список скучных слов и словосочетаний − здесь.

Со своей стороны замечу, что заезженные заголовки и слоганы не только не информативны, но и конкретно раздражают. Все эти вот: «Вехи жизни и творчества», «Игры воображения», «Времена и образы», «Калейдоскопы фантазий» и «Рожденные летать». Название экспозиции должно быть не столько красивым, сколько откладывающимся в памяти. Например: выставка «Энди Уорхол. Вымирающие виды», которая откроется 18 марта в Дарвиновском музее имеет и другое название — «Животные в гриме». Оба словосочетания интересны и уникальны. Второе название указывает на способ изготовления изображений: на фотографии животных Уорхол накладывал краску в несколько слоев через сетчатые трафареты, добиваясь неожиданных цветовых эффектов.

выставка Энди Уорхол. Вымирающие виды

И не думайте, что найти выигрышный заголовок просто. Не занимайтесь этим в последний момент, за день перед сдачей пресс-релиза или печатью афиши. В крайнем случае обратитесь за помощью к посторонним людям, может, со стороны будет виднее. А принцип хорошего заголовка должен быть один − вспомнил название мероприятия − вспомнил художника.

Posted in Выставки | Tagged , , , , , , , , , | Leave a comment

Святой Иероним и другие

   Осенью прошлого года европейский арт-рынок всколыхнул скандал, связанный с подделками картин старых мастеров − Франса Хальса, Лукаса Кранаха Старшего и др. Удрученные полученным опытом, эксперты аукционного дома Sotheby’s начали проводить более тщательную проверку полотен, поступающих на торги. На базе недавно выкупленной аукционным домом фирмы «Orion Analytical» был создан Департамент научных исследований, в задачи которого, в частности, входит проведение химического анализа холстов и красочных пигментов. И вот первые результаты проведенных исследований. Химический анализ красочного слоя картины «Святой Иероним», приписываемой кисти маньериста Джироламо Франческо Мария Маццола (Girolamo Francesco Maria Mazzola) (1503–1540), более известного как Пармиджанино (Parmigianino − от итал. «житель Пармы»), заставил James Martinусомниться в подлинности шедевра. Ведущий специалист департамента Джеймс Мартин (James Martin) изучил двадцать один образец красочного слоя и в каждом из них обнаружил синтетический зеленый фталоцианиновый пигмент, впервые примененный спустя четыре века после смерти Пармиджанино. Sotheby’s уже признал свою ошибку и пообещал вернуть покупателю уплаченные за картину в 2012 году 842 500 долларов. Правда, возникла проблема со сдатчиком, французским искусствоведом, отказавшимся возвращать свою долю от вырученной суммы − 672 000 долларов. (С искусствоведами это известная история, − вспомним хотя бы дело Елены Баснер, − они никогда не виноваты). В итоге аукционный дом вынужден был подать на сдатчика в суд.

Якобы Пармиджанино

Помимо «Святого Иеронима», пока еще только три работы открыто названы сомнительными: это «Венера» (1531) Лукаса Кранаха, проданная три года назад лондонской галереей за 6 000 000 фунтов стерлингов в коллекцию принца Лихтенштейна; «Мужской портрет» Франса Хальса, проданный с аукциона Sotheby’s за 8 400 000 фунтов стерлингов; и «Давид с головой Голиафа» Орацио Джентилески, приобретенный с аукциона молодым коллекционером.

Якобы Хальс,и якобы Лукас Кранах

До сих пор неизвестно, кто является автором всех этих блестящих подделок, беспрепятственно проданных через галереи и аукционные дома. К примеру, работу приписываемую Джентилески, в 2014 году даже экспонировали на правах аренды в Лондонской Национальной галерее. Пока лишь известно, что многие вещи прошли через руки французского арт-дилера Джулиано Руффини (Giulano Ruffini). Источник. Все фото и изображения: © Sotheby’s.

Posted in Плагиат | Tagged , , , , , , , , , , , , , | Leave a comment

Седьмой номер

  Если вы предпочитаете пляжным курортам отдых на природе, а тишину и уединение цените больше, чем шум и суету больших городов, возможно, вам придется по душе гостиница «7th Room Treehotel» в Северной Швеции. Отель представляет собой небольшой коттедж в сосновом лесу, поставленный на двенадцать крепких свай. Его внешний вид необычен − это настоящий современный дом, вознесенный на десятиметровую высоту. В нем есть две уютные спальни, шикарная гостиная, ванная комната и уникальная сетчатая терраса. Из окон можно полюбоваться прекрасным скандинавским ландшафтом, а зимними вечерами − северным сиянием. Площадь отеля − пятьдесят пять квадратных метров, и это седьмой проект компании «Treehotel», предлагающий отдых среди нетронутой природы. «Седьмой номер» находится в живописном месте рядом с деревней Харадс, недалеко от реки Луле, примерно в ста километрах от аэропорта города Лулео. В деревне проживает около шестисот человек, есть ресторан, магазин и гостевой дом. Разработкой этого «домика на сваях» занималось шведское конструкторское бюро «Snøhetta», которое, на мой взгляд, продемонстрировало в дизайне и архитектуре здания удачное сочетание идей конструктивизма и минимализма. Фото: © Johan Jansson.

Седьмой номер Continue reading

Posted in Архитектура | Tagged , , , , , , , , , , , , , | Leave a comment

Марсиане двигают домой

Испанский модельер Лэйр Вальенте (Leyre Valiente) черпает свое вдохновение в фантастике и мифологии. Достаточно вспомнить ее «Химер» 2013 года. Сезон зима/осень 2016 ознаменовался новой женской коллекцией «Martians Go Home», в которой преобладает атмосфера космоопер в духе «Звездных войн» с их классическими длинными туниками и сочетаниями белого, черного и бордового цветов. Фото: © Sheila Palacios, макияж: © Nerea Collado Rojas.

Марсиане двигают домой, коллекция Лэйр Вальенте Continue reading

Posted in Подиум | Tagged , , , , , , , | Leave a comment

Кладовая творческой мудрости. Часть 3

Сегодня в разделе кладовой − «Неполный манифест творческого роста» Брюса Мау (перевод с издания: Bruce Mau «An incomplete Manifesto for Growth», London, «Phaidon», 2000 г., стр. 88-91). 43 правила, актуальных как для дизайнеров, арт-директоров и креативщиков, так и для менеджеров и управленцев, как мне кажется.

Неполный манифест творческого роста» Брюса Мау1. Разрешите событиям менять вас. Вы сами должны захотеть расти. Рост не случится сам по себе. Его нужно развивать, им необходимо жить. Необходимые условия роста: открытость к внешним событиям и желание меняться под их влиянием.

2. Забудьте о хорошем. Хорошее — это известная категория. С хорошим все согласны. Рост не нуждается в хорошем. Рост позволяет заглянуть в потаенные уголки — результат может быть любым. Чем дольше вы пытаетесь делать хорошо, тем меньше вы достигните творческого роста.

3. Процесс более важен чем результат. Когда результат довлеет над процессом, вы начинаете с того места откуда начинали. Когда процесс ведет нас, мы не знаем, куда мы зайдем, но если окажемся там, где нужно, то сразу поймем это.

4. Любите свои эксперименты (как уродливого ребенка). Радость — это двигатель роста. Свободно экспериментируйте, моделируйте и, конечно же, ошибайтесь. Думайте о будущем и каждый день доставляйте себе удовольствие от неудачи.

5. Углубляйтесь. Чем глубже копаете, тем больше шансов у вас найти что-нибудь ценное.

6. Коллекционируйте случайности. Неправильный ответ — это правильный ответ на другой вопрос. Собирайте неправильные ответы, это часть процесса. Задавайте больше разных вопросы. Continue reading

Posted in Творческая кухня | Tagged , , , , , , , , , | Leave a comment

Вороны на снегу

Однажды вечером, на прошлой неделе, сотрудник полицейского управления города Портленд (штат Орегон) Уокер Берг выглянул в окно двенадцатого этажа Центра правосудия и обнаружил удивительное зрелище. Деревья на улице перед зданием управления были покрыты свежим снегом и красиво освещены. И еще полицейский заметил, что деревья густо усеяны тысячами черных птиц! Берг взял свою камеру Nikon D700 и успел запечатлеть этот сюжет еще до того, как птицы улетели. Не знаю, голуби ли это были, или другие пернатые, но полицейские уже окрестили снимок Уокера Берга − «Crows on Snow» («Вороны на снегу»). Под этим названием он сейчас и гуляет по Фейсбуку. Photo: © Walker Berg (Portland Police Bureau).

Photo: © Walker Berg (Portland Police Bureau)

Posted in Фотография | Tagged , , , , , , , , , , , | Leave a comment

Гонорары писателей

Светлана Волошина рассказывает в своей статье о том, как и сколько зарабатывали литераторы второй половины XIX века. Заодно интересно сравнить тогдашнюю стоимость жизни в Санкт-Петербурге и в провинции − для мелких, средних и крупных чиновников, а также для простых обывателей. Цитата:

«Представление о том, что вторая половина XIX века была с точки зрения гонораров золотым веком для писателей, не более чем миф. Для того чтобы суметь прожить исключительно литературным заработком, профессиональные литераторы вынуждены были писать много и быстро: это касалось и «классиков», живущих литературным трудом. Хорошо оплачиваемый Тургенев получал за год 4 тыс. руб., Н. С. Лесков — 2 тыс. руб., А. П. Чехов (в конце 1880—1890-х гг.) — 3,5 тыс. руб., а литераторы «средней руки» гораздо меньше — не более 1-1,5 тыс. руб. в год. Исходя из средних ставок гонораров в 1870—1880-х гг., легко можно подсчитать: чтобы заработать эту сумму, надо было написать не менее 20 печатных листов (т.е. книгу довольно приличного объема), а на деле — еще больше, т.к. часть материала могла не пройти цензуру или быть отклонена редактором. Например, А. П. Чехов писал за год не более 10 листов. К тому же, некоторые журналы (например, «Современник») не выплачивали гонорара за дебютную публикацию, а нередко и задерживали выплату гонорара (правда, справедливости ради надо заметить, что иногда по просьбе писателя выплачивали гонорар и авансом).

Л. Н.ТолстойОдним из немногих писателей, кому удавалось жить всей большой семьей на доходы от литературных произведений, был Л. Н. Толстой, имевший в литературной среде славу не только великого писателя, но и исключительно жесткого переговорщика, умевшего назначить и отстоять самую высокую цену за свои объемные книги. Так, еще в 1863 г. у М. Н. Каткова — редактора журнала «Русский вестник» — он хотел получить за публикацию «Казаков» и «Поликушки» 1000 руб. за 7 листов, а за остальные листы — больше чем по 200 рублей. Деньги графу были срочно нужны для уплаты бильярдного долга некому пехотному капитану (Катков пытался возражать: поначалу ведь договаривались всего на 150 руб. за лист). Тому же Каткову он отдал «Войну и мир» по 500 рублей за печатный лист и сам занялся подготовкой ее отдельного издания. «Анна Каренина» «стоила» 20 тыс. руб., т. е. те же 500 руб. за лист. За последний свой роман «Воскресение» писатель получил от издателя «Нивы» Маркса феноменальные тысячу рублей за лист (и отдал их на переселение в Канаду духоборов — «людей XXV столетия»). Толстой (а также Софья Андреевна) был одним из немногих, кто успешно занимался самостоятельным изданием книг, — делом хлопотным и ненадежным. Continue reading

Posted in Деньги, Книги | Tagged , , , , , , , , , , , , , , | Leave a comment

Говорит Дубосарский

Их цикла «Художник говорит».

художник Владимир Дубосарский«Наши художники, в том числе и молодые, которые сейчас только появились, прошли достаточно жесткую школу. Они все являются неким уникальным продуктом, потому что они тяжело живут. Все они, я бы сказал, харизматические, в общем-то, личности. За каждым стоит какая-то история, их мало, все они на виду. Я считаю, что у нас нет людей, чтобы двинуть искусство, этих художников. Они не хуже западных художников, это я точно вам говорю. Я-то в этом хорошо разбираюсь. Просто вся ситуация такая, что будут хуже.

В-принципе, если художник по каким-то причинам что-то делает, просто, если его о прет от того, что он делает в мастерской где-нибудь на чердаке − этого уже достаточно. Достаточно, чтобы он это сделал. Часто бывает, что художник делает работы для денег, и потом оказывается, что это тоже хорошо. Ведь никто не знает, когда проходит вот эта вот искра. Поэтому есть масса некоммерческих ужасных художников, плохих, неинтересных, пошлых и ненужных. Есть, так называемые, коммерческие художники, которые дорого продаются, но при этом они интересные. А есть вообще какие-то безбашенные люди, которые чтó делают будет понятно только потом. Слава Богу, что это такая большая живая каша. Она функционирует, живет своей жизнью, тем она, собственно, и замечательна. Понятно, что художники и культурологи имеют разные задачи, по-разному смотрят на это. Но когда ты начинаешь это препарировать, разбирать, то становится скучно, потому что вроде как и за этим ничего не стоит. А искусство тем и прекрасно, что там всегда есть тайна.

Художники всегда находятся в состоянии поиска – сегодня влияет один, завтра – другой, а потом они становятся самостоятельными, и уже не ты на них влияешь, а они на тебя. «Художник, воспитай ученика, чтоб было у кого потом учиться». Им нужно самоутверждаться, потому что пока ты не выставишь свою работу, не поймешь хорошая она или плохая. В мастерской ты изолированно делаешь работу и думаешь, что она отличная, важная. Но пока ты не покажешь ее, пока не увидишь в контексте работ других авторов, она будет тебя тормозить. Только в сравнении понимаешь, куда расти и над чем работать. Для молодого автора важна мобильность, среда, которая позволит ему быстро накачать мышцы и выйти из-под влияния. Для старта у художника возможности есть, а для дальнейшего продвижения – нет. В наше время было меньше художников, и это позволило всем чего-то добиться. Сейчас же складывается ситуация перепроизводства. Сегодня галереи стали местом для бизнеса, они оказывают сильное влияние на творческую среду, миром искусства начинают править корпорации. Это структурированная жесткая ситуация, в которой надо играть по правилам. И единственный способ стать известным в условиях этой несвободы – быть Павленским или Pussy Riot, при том, что всю правду, которую ты хочешь сказать, говорить нельзя.

Существование аукционов означает лишь то, что в стране есть вторичный рынок современного искусства. Художник от этого ничего не получает, максимум 5% от перепродажи. Аукцион – это ведь как музей, последняя стадия. А музея, нормального музея у нас в стране нет. Это говорит о том, что государство не опознает современное искусство как часть своей культуры. На западе художник может сказать: «Все мое детство прошло в музее Помпиду». Музей современного искусства не должен быть изолированным пространством. Его задача показать, что советское или русское современное искусство – часть мирового, вписать его в общий контекст. У нас же пространства, где бы можно было увидеть эти культурные параллели, нет. В лучшем случае, и как это не печально, карьера русского художника делается на Западе. Если тебя взяли, куда-то на западные выставки – здесь ты вырос в своем имени, сотрудничаешь с какой-то раскрученной западной галерей – еще вырос. А у нас некуда расти, вот Винзавод – шесть-восемь галерей, за пределами Винзавода – еще четыре галереи, итого – двенадцать галерей в Москве, две в Питере. Ну и все, на страну в сто пятьдесят миллионов? Маловато будет.

У нас ничего нету, у нас нет ни музеев, у нас только есть маленькие частные инициативы. У нас государство не поддерживает сферу искусства, поэтому ничего не может быть, только рáзово может быть, но не более. Ну, Жукова, − она привозит западные выставки сюда. Да, она делает хорошее дело, но делает его не для нас. Она делает это для публики, которая никогда не видела Ротко − пошла посмотрела на Ротко, на какого-то еще художника, посмотрели «Сто лет перфоманса». Это не продвигает искусство здесь и сейчас. Быть может, важнее было бы, (понятно, не мое дело как человек тратит свои деньги), но мне кажется, гораздо важнее сделать хорошие русские выставки и показать их там. Как Дягилев делал».

Владимир Дубосарский, российский художник

Posted in Художник говорит | Tagged , , , , , , , | Leave a comment