Ирина Антонова о современном искусстве

Президент Государственного Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина Ирина Александровна Антонова в своей беседе с корреспонденткой журнала Interview Алиной Сапрыкиной затронула тему современного искусства. По-моему, очень правильные рассуждения. Вот только небольшой отрывок:

«Ирина Антонова: Искусство, целиком построенное на технологиях, не содержит духовного смысла. Да, оно создано воображением, значит, это тоже вид творческой деятельности. Но не искусство: там нет эмоции, не присутствует этическое начало. Рано или поздно такому виду деятельности дадут название. Не для того, чтобы его принизить, а чтобы отделить.

Алина Сапрыкина: В современном искусстве есть высказывание автора, и есть позиция воспринимающего – она допускает варианты. Можно быть разным. Это новая свобода. Насколько вы допускаете присутствие такого искусства в вашем музее?

Ирина Антонова: Так оно же само себя исторгло из музея. Когда-то художественное произведение делалось для храма. Позже для квартиры, для дома, для музея. А это искусство другого типа. Никто не сможет эти изделия повесить дома. Какие-то крупные учреждения или аэродромы — пожалуй. Но это другие формы. Искусство потеряло свой дом.

Алина Сапрыкина: Tate Modern есть все-таки как музей.

Ирина Антонова: И что там? Огромное количество залов модерн. Это середина века. То, что создается последние 25 лет, — другое. Когда-то считали, что Пикассо не музейный художник, но он хотя бы творил в музейных формах.

Алина Сапрыкина: Форма первична?

Ирина Антонова: В пластических искусствах она важнее содержания, на мой взгляд. Поэтому современное искусство — не для собрания.

Алина Сапрыкина: А это искусство вредно или полезно?

Ирина Антонова: И вредно, и полезно. Оно меняет нашу ментальность, наше отношение, не заменяя собой искусство классическое. Я его называю одноразовым. Вот вы пришли, посмотрели, в лучшем случае удивились, поняли задачу художника. И все. Вы к этой вещи больше не вернетесь. В ней нет образа, который заставляет вас возвращаться к картине и открывать ее заново.

Я понимаю работы Уорхола — как и «Черный квадрат» Малевича — не как произведение искусства. Что такое «Черный квадрат»? Манифест. Конец искусства. Но у Малевича есть и другие картины. Я многое понимаю и люблю в абстрактной живописи. То же самое у Уорхола. Для меня эти фотографии Мэрилин и банки консервные — не искусство, а формула, жест, заявление».

Источник.
This entry was posted in Критика and tagged , , , , , , , , . Bookmark the permalink.