Читая Солженицына. Часть 4: Украинская независимость

  Территория Малороссии, или Украины (то есть «окраины» Руси, земли находящейся «у края, с краю») многие века перекраивалась и видоизменялась силами нескольких крупных политических образований: в первую очередь – Речью Посполитой (союзом Царства Польского и Литвы), а также Австрийской монархией и Российской империей. Украина, по сути, никогда не имела своей государственности, но неоднократно предпринимала попытки обрести собственную автономию. В начале XX века такой шанс представился, и связан он был с мятежными событиями Февральской революции 1917 года. Вот как описывает этот период Александр Солженицын в историческом романе «Красное колесо», «Узел IV, Апрель Семнадцатого»:

«Но Украина? Десятилетиями же русское Освободительное движение горячо поддерживало всякий украинский протест, не вникая в подробности и разбирательства, ибо считалось полезным все, что раскачивает самодержавие. С первых же мартовских дней Временное правительство одобрило и преподавание на украинском языке, все меры восстановления культуры, стали даже уступать созданию отдельных украинских полков, хотя же это – развал Действующей армии. И в Киеве, Харькове и даже в Петрограде проводились украинские манифестации, сперва – широкая автономия, но поддерживать Временное правительство и ждать санкции Учредительного Собрания, а пока переводить школы на украинский язык, да прежде всего готовить самих учителей, потому что и из них мало кто может учить украинскому (любопытный, однако, факт! – выделено мной. В.Д.). Да всюду вешали портреты Шевченко вместо царских. Но дальше быстро перекосилось. Собрание киевских юнкеров постановило, что все полки, стоящие на территории Украины, должны комплектоваться исключительно из украинцев, и в киевском военном училище обучаться только украинцы, – это прямо в тылу Юго-Западного фронта! Уже звучало на митингах: установить украинскую автономию, не ждя Учредительного Собрания, а собрать свое украинское Учредительное! И не Временное правительство посмело тому возразить, и не Брусилов, но киевский Совет рабочих и солдатских депутатов: нож в спину? распустим штыками! И даже социал-демократы не признали за каждой национальностью, за каждой частью государства права отдельно себя устраивать. Грушевский, Винниченко пятились, извинялись».

Вот, кстати, цитата и по поводу территории будущей автономии: выходит, что сами украинцы совершенно не ориентировались в собственных границах! Включать в состав нового государства Крым или не включать?

«Но немногими днями спустя требования с Украины размахнулись еще шире: территория будущей Украины потянется от Гродненской губернии и включая Кубань, только что пока не требуют Крым. А когда открылся десять дней назад украинский съезд в Киеве, то там уже требовали и южный берег Крыма. Их съезд колебался, не объявить ли себя учредительным собранием Украины. Во всяком случае, если Россия не станет федеративной – то полная независимость Украины. Постановил создавать по всей Украине украинские легионы. Избрал Центральную Раду – как будто пока для разработки автономии (эсеры торопили: автономию берут, а не дают! снизу, а не сверху! немедленно!), но уже предлагалось и считать Раду своим временным правительством. И чтоб Украина была особо допущена на будущую мирную конференцию. И уже в самом Петрограде создался украинский национальный совет – и он выделил пятерку для сношения с Временным правительством (еще одна контактная комиссия?) – и потребовал, чтоб отныне во всех комиссиях и комитетах, создаваемых правительством, состояли бы представители Украины, тем временем Рада призвала создать прочный союз всех народов, требующих автономии (то есть союз против Петрограда). А по слухам – уже послали делегатов на Дон, Кубань и Терек, сливаться с ними со всеми. Еще не говорили прямо: только отделяться! – но и Милюков не ученик в политике. И когда же этот украинский сепаратизм успел вырасти? – общественность и не заметила. Мы от души поддерживали их культурную автономию – а они выросли вот какими? И такое сотрясение – во время войны, не ожидая часа?».

И вот еще у Солженицына, чуть ранее (из буржуазных газет, до 14 апреля 1917):

«Киев, 8 апреля. Вчера здесь открылся украинский конгресс, краевое учредительное собрание. Небывалый взрыв энтузиазма вызвала хоругвь с портретом Шевченко, внесенная в заседание. Предложено: снести памятник Николаю I перед университетом и поставить памятник Шевченко. Съезд признал за российским Учредительным Собранием право санкции автономной Украины. Только национально-территориальная автономия Украины может обеспечить потребности украинского народа. Центральной Раде выработать проект статута автономии Украины в рамках Российской Федеративной Республики. Председательствующий Грушевский: «Мы знаем о шовинистических намерениях безответственных украинских деятелей, но мы ведем борьбу с ними как с национальными преступниками». Отвечая представителю киевского гарнизона, с-д Винниченко: «Сепаратистское течение может считаться умершим, нам Россия более дорога, чем вам». Артельный батько Левицкий протестует против домогательств поляков: «Украина – не часть Польши! Поляки организуют свои полки, но не посылают их на фронт, а держат здесь, ожидая осложнений на Украине. Руки прочь от наших земель!».

This entry was posted in Книги, Общество and tagged , , , , . Bookmark the permalink.